Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Анкеты

Курляндчик Яков Маркович.

Курляндчик Яков Маркович.

Когда Вы пришли в НФ ИТМ и ВТ?

В Филиал пришел в 1973 году после того, как бросил целевую аспирантуру НГУ. В аспирантуру меня взял Кожухин Генадий Исаакович в 1971 году, сразу после окончания НГУ.  К сожалению, он умер через несколько месяцев, и я плавно перешел к Ершову Андрею Петровичу.

Кто был Вашим руководителем?

В Филиале я попал в лабораторию № 3 к Голосову Ивану Сергеевичу. Как-то так получилось, что большую часть моей жизни в Филиале я был «одиноким волком» и фактически не имел руководителя.

В каких проектах вы принимали участие?

Первый проект, над которым я начал работать, был отладчик в рамках инструментального комплекса для машины 5Э26Б. После первых шагов выяснилось, что для этих целей необходимо было сделать некоторые доработки в машине. Наша попытка с Голосовым и Михалевичем убедить в этом Подшивалова и Бурцева успехом не увенчалась, и этот проект умер. Надо сказать, что через полгода тех же самых модификаций потребовали военные, и они были сделаны, но мы больше не вернулись к этому проекту.

Следующий проект был «Хамелеон» – архив на М-220, который позволял хранить и редактировать тексты и использовать их с разными компиляторами. Основная фишка была в том, что в условиях тех лет ленты были очень ненадежны и требовали постоянного дублирования, а «Хамелеон» обеспечивал очень высокий уровень надежности. На М-220 эта система прожила недолго и была портирована на БЭСМ-6, где дожила до окончания эксплуатации БЭСМ-6. Мне расказывали, что она использовалась на последней демонтированной в СССР (России) машине. Но это может быть одной из легенд вокруг «Хамелеона».

Году этак в 1975 я где-то сильно «развел пальцы» (много возомнил о себе – J), и у меня возник конфликт с директором НФ ИТМиВТ Катковым Владиславом Леонидовичем. В результате я оказался брошенным на COBOL для Эльбруса. В этом проекте я занимался операторами перехода и не могу сказать, что наслаждался этой работой.

Сейчас уже не помню, в каком году это было – в 1976 или 1977, но в результате очередных интриг в Филиале я оказался в лаборатории у Чинина Геннадия Дмитриевича и с этих пор начал заниматься «Интегралом». В какой-то момент 8-я лаборатория была разделена на 5-ю, 8-ю и 11-ю. Я попал в 5-ю к Гололобову и оставался там до отъезда в США.

Сначала это был архив на БЭСМ-6. Затем были сделаны модификации в ЯРМО-2 (Аня Бондарь и Вова Разгулин).

Затем были добавлены отладчик (Миша Лазебный) и документатор (Валя Братухина). И, наконец, компилятор и интерпретатор Эльбрус-2 (Саша Гутман) были подключены к «Интегралу». В результате получился комплекс, на котором впоследствии Филиал вел разработки для Эльбрус. Так получилось, что я явочным порядком стал руководителем этого проекта и занимался им до конца его существования во второй половине 80-х.

Последний проект, которым я занимался под эгидой Филиала, была кросс-система Эльбрус-МКП. Витя Пасько делал эльбрусовскую часть, Вера Аристова – МКП, а я руководил этим проектом.

После этого все мои проекты были в здании Филиала, но не имели к нему никакого отношения. В этот период я сделал систему автоматизации «Библиотека», которая продолжает использоваться до сих пор в Мемориальной библиотеке А.А. Ершова (ИСИ СО РАН) и в ВЦ СО РАН (сейчас это Институт вычислительной математики и математической геофизики СО РАН). Потом были всякие поделы на предмет выживания. И, наконец, в 1993 году я начал работать на американцев в команде Сережи Шелестова. Здесь в компании с Натальей Головлевой и Сашей Гутманом я сделал СУБД для телефонного коммутатора компании Compass (OCTEL). Эта система пошла у них, продукты и потом использовалась в ряде продуктов других компаний (OCTEL был куплен Lucent). В результате, когда OCTEL свернул свою деятельность в России, в 1994 году меня и Вову Разгулина пригласили работать к ним в Америку. Но это было уже в 1995 году.

Ну и последний проект, которым я занимался в здании Филиала, был связан с оптимизацией микропроцессорного кода в компиляторе с EPL компании Energy Line Systems, где почти вся наша группа, работавшая на OCTEL, оказалась после того, как OCTEL свернул работы в России. Этот проект тоже оказался очень удачным и имел долгую жизнь в продуктах компании.

Какой проект, программа или разработка были самыми легкими? Самыми трудными?

«Интеграл» был самым длинным. Нужно было, чтобы он работал на ОС Диспак и ОС Феликс. И, несмотря на то, что обе системы были совместимы, было очень много проблем с экстракодами, на которые опирался «Интеграл»,  и которые не были точно описаны в ОС Диспак.

Другие проекты были относительно короткими и не вызывали больших проблем.

Какой эпизод трудовых будней помнится ярче всего? А какой праздник?

Каждая сдача военным была битвой со временем. Обычно накануне сдачи система полностью рассыпалась, и нужно было проявлять героические усилия, чтобы заставить ее работать.

Если система не рассыпалась накануне сдачи, то это был признак, что что-то не так и на сдаче будут возникать проблемы, обычно так и случалось.

Эпизод из трудовых будней – встреча с министром радиопромышленности СССР накануне 7 ноября 1980 года на 7 этаже, где нашу бригаду заколотил Колька Оножкин, чтобы министр не видел весь этот бардак. Когда мы выломали доски, которыми он заколотил дверь, и вышли наружу, мы столкнулись с министром. Как у них, у министров, было принято, он по-отечески спросил типа: «Ну как, ребята, закончите к Новому году?». В ответ на это я ему сказал: «Закончим, если дерьмо будут привозить регулярно». Вся сопровождавшая его рать, включая Чинина, офигела (опешила). Потом Чинин стал объяснять ему, что «дерьмо» – это раствор, которым мы изолируем трубы. В результате министр отдал указание, чтобы у нас не было проблем с «дерьмом», и поблагодарил за отличную работу. Вся наша бригада лежала от смеха за дверью, а выражение лиц челяди было очень забавно наблюдать.

Праздник – конечно, первый прогон «Шизели» в конференц-зале.

С кем из коллег Вы продолжаете вместе работать? С кем дружите?

Здесь, в Силиконовой долине, довольно много филиальцев, и мы иногда собираемся. Это Основичи, Молчановы, Гутман, Нумеров, Спицын, Арбузов, Бабичев и масса другого народа, работающего в Оракл. А работаю я непосредственно с Основичем, который сидит в соседнем кубике.

Чем Вы занимаетесь сейчас?

После переезда в США работал в нескольких стартапах в Сарасоте (Флорида), Фениксе (Аризона), Сан-Диего (Калифорния). А сейчас осел в NVIDIA Corporation.

Занимаюсь драйвером для стереографики. Что это такое, рассказывать можно долго. Но если вы смотрите стереоклипы, стереокино или фотографии на комьютере (или на телевизоре) и ислользуете для этого очки, то это то, что мы делаем с Основичем.

Где живете? В каких социальных сетях Вас можно найти?

Живу я в Санта Кларе, Калифорния. Это центр Силиконовой долины, и наш дом в самом центре этого центра.

Я зарегистрирован в «Однокласниках» и Facebook, но я там практически не бываю – некогда.

Город:  Санта Клара, CA

| О сайтеКонтактыНовостиНемного историиАллея памятиКто? Где? Когда?Народное творчествоПрессаРепликиПоискКарта сайта

© 2012 Дизайн сайта | Веб-мастер

Все права защищены. При использовании любых материалов сайта, включая графику и тексты, активная ссылка на www.nfitmivt.ru обязательна.